EngРусБел
Послания Конституционного Суда
 

Президенту 
Республики Беларусь 

Палате представителей 
Национального собрания 
Республики Беларусь

 Совету Республики 
Национального собрания 
Республики Беларусь

 

ПОСЛАНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
 
О СОСТОЯНИИ КОНСТИТУЦИОННОЙ ЗАКОННОСТИ
В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ В 2017 ГОДУ

Воплощение в жизнь верховенства и прямого действия Конституции Республики Беларусь, утверждение конституционной законности обусловливают становление в Республике Беларусь конституционализма как особого состояния общества и государства, всей совокупности общественных отношений, развивающихся в конституционном русле.

Конституционализация общественных отношений осуществляется посредством утверждения верховенства права и развития конституционных ценностей в нормотворчестве и правоприменении, установления конституционного порядка, при котором государство, все его органы и должностные лица, а также граждане действуют на основе и в соответствии с Конституцией.

При этом развитие общества и государства направлено не просто на достижение абстрактных конституционных целей, а на обеспечение материальных и духовных потребностей человека, формирование личности гражданина как главного субъекта конституционных прав и обязанностей.

Развитие демократического правового государства и социально благополучного общества на принципах равенства и справедливости, реальное гарантирование прав и свобод человека, гармоничное развитие личности выступают в качестве основных целей конституционализации общественных отношений и по сути определяют направления развития современного конституционализма в Республике Беларусь.

Конституционный Суд при рассмотрении дел и материалов, формулировании правовых позиций нацеливает нормотворческие и правоприменительные органы на практическую реализацию и защиту гарантированных Конституцией прав и свобод человека и гражданина и иных конституционных ценностей, обеспечение верховенства Конституции и ее непосредственного действия.

Важнейшим фактором, определяющим становление в Беларуси современного конституционализма, является стабилизирующая и консолидирующая роль Конституции в развитии общества и государства.

Конституционное правосудие, будучи одним из ключевых институтов гарантирования, защиты и развития принципов конституционализма, обеспечивает правовую охрану Конституции, защищает конституционные права и свободы человека и гражданина, утверждает конституционную законность в нормотворчестве и правоприменении.

Реализуя на основании норм Конституции, Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей и Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве» полномочия по осуществлению обязательного предварительного контроля конституционности законов, принятых Национальным собранием Республики Беларусь, Конституционный Суд проверяет соответствие законодательных норм положениям Конституции, выявляет конституционно-правовой смысл правовых норм, раскрывает содержание конституционных принципов, формулирует правовые позиции, направленные на установление конституционно-правового режима законотворчества и правоприменения.

В 2017 году Конституционный Суд в порядке обязательного предварительного контроля проверил конституционность 31 закона, исходя при этом из необходимости обеспечения верховенства Конституции, реализации в законотворческой деятельности конституционных принципов и норм, развития в законах конституционных ценностей, гарантирования и защиты прав и свобод человека.

1. Исходя из конституционных положений о человеке, его правах, свободах и гарантиях их реализации как высшей ценности и цели общества и государства, критерием оценки конституционности законов является обеспечение правового регулирования, необходимого для осуществления конституционных прав и свобод.

В принятых решениях Конституционный Суд формулировал правовые позиции, в которых раскрывал конституционно-правовое содержание правовых норм, оценивал достаточность правовых механизмов для реализации конституционных прав и свобод граждан, развитие в законах конституционных принципов и норм.

1.1. При проверке конституционности Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам государственных пособий семьям, воспитывающим детей» Конституционным Судом отмечено, что закрепленные в Конституции положения о человеке как высшей ценности, праве каждого на достойный уровень жизни, особой защите семьи, материнства, отцовства и детства, обязанности государства принимать все доступные ему меры для полного осуществления прав граждан (статьи 2, 21, 32 и 59) предполагают в том числе обязанность государства по поддержке семей, воспитывающих детей, в частности путем закрепления обоснованного перечня получателей государственных пособий, порядка и условий их назначения и выплаты, повышения размера этих пособий.

Вместе с тем из приведенных и других норм Конституции не следует, что материальное благополучие каждой семьи в целом и каждого ребенка в отдельности должно обеспечиваться только и единственно с помощью мер социальной поддержки и защиты государства. Такое понимание роли государства не отвечало бы требованию части третьей статьи 32 Конституции, обязывающему родителей или лиц, их заменяющих, воспитывать детей, заботиться об их здоровье, развитии и обучении. В то же время государство, будучи социально ориентированным, должно оказывать поддержку семьям, воспитывающим детей, особенно в случаях, когда в силу объективных обстоятельств ребенок не может быть обеспечен необходимыми средствами.

С учетом изложенного Конституционный Суд пришел к выводу, что устанавливаемое проверяемым Законом законодательное регулирование направлено на надлежащую государственную поддержку семьи, материнства, отцовства и детства, установление правовых механизмов, обеспечивающих указанным институтам защиту, адекватную целям социального государства на современном этапе с учетом уровня его развития и финансовых возможностей (решение от 29 июня 2017 г.).

1.2. В решении Конституционного Суда от 8 июня 2017 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О социальном обслуживании» указано, что определение проверяемым Законом категорий граждан, в отношении которых осуществляется социальное обслуживание, и уточнение перечня обстоятельств, по которым гражданин может быть признан нуждающимся в социальном обслуживании, отвечают конституционным положениям о праве каждого на достойный уровень жизни и постоянное улучшение необходимых для этого условий (часть вторая статьи 21 Конституции), а также конституционным принципам равенства и справедливости, из которых вытекает необходимость равного обращения с лицами, находящимися в равных условиях, и соблюдение которых означает также запрет вводить не имеющие объективного и разумного оправдания предпочтения и иные различия в правах лиц, находящихся в одинаковых или сходных обстоятельствах.

В силу приведенных положений Конституции при осуществлении правового регулирования законодателю необходимо учитывать потребности инвалидов как лиц, нуждающихся в повышенной социальной помощи и защите, а также интересы их семей, которые могут испытывать значительные психологические и материальные затруднения в связи с инвалидностью члена семьи. Создание специальных правовых механизмов, имеющих целью как предоставление инвалидам дополнительных преимуществ по сравнению с лицами, сохранившими здоровье, так и оказание помощи семьям инвалидов, отвечает конституционному положению о гарантировании им равных с другими гражданами и семьями возможностей при реализации конституционных прав.

1.3. По результатам проверки конституционности Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь» Конституционный Суд в решении от 28 декабря 2017 г. указал, что проверяемым Законом статья 41 Закона Республики Беларусь «О местном управлении и самоуправлении в Республике Беларусь» дополняется положением о том, что областные, городские, районные, поселковые и сельские исполнительные комитеты в пределах своей компетенции оказывают в рамках государственных программ поддержку юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, оказывающим бытовые услуги населению в объектах бытового обслуживания, расположенных в сельской местности, а также в населенных пунктах, не имеющих объектов бытового обслуживания, в форме расходов на увеличение стоимости основных средств и (или) субсидий для приобретения необходимых для оказания бытовых услуг населению сырья, материалов, комплектующих, транспортных средств, оборудования, запасных частей к ним и их ремонта, а также для строительства объектов бытового обслуживания, расположенных в сельской местности, в том числе их текущего и капитального ремонта, реконструкции.

Конституционный Суд отметил, что данная норма Закона основывается на конституционных положениях об осуществлении государством регулирования экономической деятельности в интересах человека и общества (часть пятая статьи 13), об обязанности государства принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (часть первая статьи 59), и направлена на обеспечение механизма реализации закрепленных статьей 120 Конституции положений о том, что местные Советы депутатов, исполнительные и распорядительные органы в пределах компетенции решают вопросы местного значения исходя из общегосударственных интересов и интересов населения, проживающего на соответствующей территории, исполняют решения вышестоящих государственных органов.

1.4. В решении Конституционного Суда от 29 июня 2017 г. обращено внимание на то, что при подготовке и принятии Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» в целях обеспечения в нормотворческой деятельности принципа комплексности правового регулирования законодатель исходил из взаимосвязанных положений Конституции и иных законодательных актов.

С учетом положений частей первой и третьей статьи 32, статьи 57 Конституции и статьи 1 Закона Республики Беларусь «Об альтернативной службе» проверяемым Законом в числе оснований приостановления адвокатской деятельности устанавливаются осуществление адвокатом ухода за ребенком в возрасте до трех лет и направление адвоката на альтернативную службу (пункт 1 статьи 12 Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь»).

Конституционный Суд указал, что такое законодательное регулирование направлено, с одной стороны, на обеспечение выполнения лицами, являющимися адвокатами, важнейшей социальной функции родителей в отношении своих детей, а также на создание условий для реализации ими конституционного права на прохождение альтернативной службы, а с другой – на оптимизацию порядка осуществления адвокатской деятельности, при котором сохраняется статус адвоката, гарантируется возобновление адвокатом его деятельности после прекращения обстоятельств, ставших основаниями ее приостановления, исходя из приоритета прав и свобод человека и гарантий их реализации.

1.5. Проверяя конституционность Закона Республики Беларусь «Об инвестиционных фондах», Конституционный Суд отметил, что устанавливаемое этим Законом правовое регулирование отношений в сфере осуществления инвестиционной деятельности в Республике Беларусь согласуется с конституционными положениями о гарантировании всем равных возможностей свободного использования способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности и об осуществлении регулирования экономической деятельности в интересах человека и общества.

При реализации прав, закрепленных в статьях 13 и 44 Конституции, граждане вправе самостоятельно избирать сферу предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности и осуществлять ее индивидуально либо путем участия в хозяйственных обществах, фондах или в иных организационно-правовых формах, определять экономическую стратегию развития своего бизнеса, использовать свое имущество с учетом установленных Конституцией гарантий права собственности, равных возможностей свободного использования способностей и имущества для осуществления предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

По мнению Конституционного Суда, законодательное регулирование отношений по формированию и функционированию инвестиционных фондов направлено на создание более благоприятных условий для осуществления предпринимательской деятельности, достижение целей инвестиционной экономической политики страны, обеспечение баланса между интересами как участников инвестиционных фондов (акционеров, владельцев инвестиционных паев, организаций, обеспечивающих должное функционирование инвестиционных фондов), так и государства и согласуется с нормами статей 13 и 44 Конституции. Кроме того, правовое регулирование в указанной сфере направлено на выполнение Республикой Беларусь договоренностей о формировании Евразийского экономического союза, в том числе в части гармонизации законодательства в сфере коллективных инвестиций (решение от 6 июля 2017 г.).

1.6. В решении Конституционного Суда от 7 июля 2017 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь» указано, что закрепляемая проверяемым Законом возможность реабилитации умершего лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, вследствие установления его невиновности в совершении деяния, предусмотренного уголовным законом, свидетельствует о реализации в уголовном процессе конституционных принципов и норм, гарантирующих достоинство личности, право каждого на защиту от посягательства на его честь и достоинство, презумпцию невиновности, равенство всех перед законом, право каждого на судебную защиту (статья 22, часть первая статьи 25, статьи 26 и 28, часть первая статьи 60 Конституции), применительно к личности умершего подозреваемого, обвиняемого. Реализация в законодательстве конституционных гарантий соблюдения прав и свобод является одним из условий обеспечения верховенства права в правовом демократическом государстве, а также показателем состояния конституционализма в стране.

Конституционным Судом отмечено, что предусматриваемое законодательное регулирование, свидетельствующее об установлении государством правовых гарантий обеспечения судебной защиты достоинства и чести человека и после его смерти, направлено также на укрепление доверия граждан к государственной власти, их уверенности в гарантировании государством реализации и защиты прав и свобод как высшей ценности и цели общества и государства.

Таким образом, Конституционный Суд, подтверждая соответствие принятых Национальным собранием законов Конституции и международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, отмечал в решениях, что правовые нормы направлены на достижение и обеспечение конституционных целей и интересов, закрепление эффективных механизмов реализации и защиты прав и свобод граждан, укрепление конституционной законности.

Неукоснительное следование в законотворчестве принципам и нормам Конституции обеспечивает конституционность принимаемых законов, гарантирует защиту прав и свобод личности, укрепляет конституционные основы демократического социального правового государства, стабильность правового регулирования.

2. Права и свободы человека являются высшей конституционной ценностью, а их соблюдение – одной из важнейших составляющих верховенства права.

При оценке конституционности положений некоторых законов, предусматривающих ограничение конституционных прав и свобод, Конституционный Суд обращал внимание на необходимость обеспечения в законотворческой деятельности верховенства права и соблюдения принципа пропорциональности.

2.1. В решении Конституционного Суда от 6 декабря 2017 г. указано, что статьей 38 Закона Республики Беларусь «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы», излагаемой проверяемым Законом в новой редакции, предусматривается предоставление заинтересованным лицам принудительной простой (неисключительной) лицензии.

Конституционный Суд отметил, что предоставление заинтересованному лицу такой лицензии в определенной мере ограничивает право патентообладателя использовать изобретение, полезную модель, промышленный образец по своему усмотрению, разрешать или запрещать их использование другим лицам. Однако данное ограничение обусловлено необходимостью достижения разумного баланса между интересами патентообладателя и интересами иных лиц, государства и общества в доступе к результатам научно-технической деятельности, в широком и эффективном их использовании в целях обеспечения более полной реализации прав и законных интересов физических и юридических лиц, а также социально-экономического развития Республики Беларусь.

В связи с этим ограничение, устанавливаемое в части первой пункта 1 статьи 38 Закона «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы», по мнению Конституционного Суда, является правомерным и обоснованным, поскольку согласуется с частью первой статьи 23 Конституции, определяющей, что ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах защиты прав и свобод других лиц, соответствует принципу пропорциональности, соразмерно конституционно значимым целям и ценностям.

2.2. В решении от 28 декабря 2017 г. Конституционный Суд отметил, что монополистическая деятельность, определяемая в статье 1 излагаемого в новой редакции Закона Республики Беларусь «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» как злоупотребление хозяйствующим субъектом, группой лиц своим доминирующим положением, заключение соглашений или совершение согласованных действий, а также совершение иных действий (бездействие), направленных на недопущение, ограничение или устранение конкуренции и запрещенных данным Законом и иными актами антимонопольного законодательства (абзац девятый), а также недобросовестная конкуренция, проявляющаяся в направленных на приобретение преимуществ (выгод) в предпринимательской деятельности действиях хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов, которые противоречат данному Закону, иным законодательным актам и актам антимонопольного законодательства или требованиям добросовестности и разумности и могут причинить или причинили убытки другим конкурентам либо могут нанести или нанесли вред их деловой репутации (абзац десятый), правомерно подлежат запрещению, поскольку указанные действия нарушают правопорядок в сфере конкуренции, противоречат интересам других хозяйствующих субъектов и потребителей, государства и общества в целом.

Проверяя конституционность данных положений Закона, Конституционный Суд исходил из сформулированных им в ряде решений правовых позиций, согласно которым с учетом принципа пропорциональности правовые ограничения, какими бы ни были основания для их установления, должны обеспечивать должный баланс интересов граждан и государства. В то же время ограничения конституционных прав должны быть юридически допустимыми, социально оправданными, адекватными, соразмерными и необходимыми для защиты других конституционно значимых ценностей, а также отвечать требованиям справедливости.

Конституционный Суд считает, что правовые запреты в данной сфере деятельности независимо от оснований их установления должны обеспечивать надлежащий баланс между конституционными правами и свободами личности и публичными интересами государства и общества. При этом такие запреты устанавливаются законодателем не произвольно, а на основе принципов и норм Конституции. Только при соблюдении законодателем конституционных требований гарантируется обеспечение верховенства права и таких его составляющих, как законность, защита конституционных прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций.

При выявлении конституционно-правового смысла запретов на монополистическую деятельность и недобросовестную конкуренцию Конституционный Суд пришел к выводу, что нормы статьи 1 проверяемого Закона, которыми уточняются действующие и устанавливаются новые запреты, согласуются с положениями частей второй и четвертой статьи 13 Конституции, допускающими в отдельных случаях на уровне закона возможность введения запрета на осуществление экономической, хозяйственной и иной деятельности.

2.3. В решении от 7 июля 2017 г. при оценке конституционности статьи 132 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь, излагаемой в соответствии с Законом Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь» в новой редакции, Конституционным Судом отмечено, что наложением в рамках уголовного процесса ареста на имущество граждан и организаций в определенной мере затрагиваются гарантированные Конституцией каждому право собственности и ее неприкосновенность (части первая и вторая статьи 44).

Проверяя конституционность вводимых ограничений, Конституционный Суд исходил из положений Конституции, согласно которым ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в том числе в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты прав и свобод других лиц (часть первая статьи 23), а также из международно-правовых стандартов, предусматривающих возможность только таких ограничений, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе (пункт 2 статьи 29 Всеобщей декларации прав человека).

По мнению Конституционного Суда, вводимые проверяемым Законом ограничения отвечают указанным в Конституции интересам, поскольку устанавливаемое законодательное регулирование направлено на защиту прав и свобод граждан, общественных и государственных интересов путем создания правового механизма противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и воспрепятствования финансированию терроризма, экстремизма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступной организации, распространения оружия массового поражения.

Нормы проверяемого Закона в этой части имеют целью обеспечение должного баланса публично-правовых и частноправовых интересов, поскольку наложение ареста на имущество других лиц, будучи мерой процессуального принуждения, по своей сути выступает также мерой предупредительной, которая не связана с лишением собственности, а является лишь ограничением со стороны государства возможности собственника бесконтрольно распоряжаться имуществом до установления его фактической принадлежности, источников происхождения и законности отчуждения.

2.4. В решении от 8 июня 2017 г. Конституционным Судом отмечено, что требование излагаемой в новой редакции статьи 32 Закона Республики Беларусь «О социальном обслуживании» о необходимости обеспечения конфиденциальности информации, ставшей известной при оказании социальных услуг, возможности ее предоставления только в предусматриваемых законодателем случаях является соразмерным защищаемым правам и интересам лиц, которым оказываются такие услуги, поскольку это требование направлено на исключение несанкционированного вмешательства в личную жизнь гражданина посредством разглашения информации о ней, угрозы иным конституционным правам и свободам, связанным с самоопределением личности. Данная норма проверяемого Закона отвечает конституционным положениям о праве каждого на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, о возможности ограничения законодательством пользования информацией в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав (статья 28 и часть третья статьи 34 Конституции).

Констатируя, что устанавливаемые в проверенных законах ограничения конституционных прав и свобод граждан являются юридически допустимыми, социально оправданными, необходимыми и соразмерными, Конституционный Суд указывал, что законодательное регулирование, основанное на верховенстве Конституции и верховенстве права, обеспечивает баланс между конституционными правами и свободами граждан и публичными интересами.

3. Конституционный Суд, осуществляя проверку законов, с целью исключения неконституционности законодательного регулирования и упреждения неконституционного правоприменения формулировал правовые позиции, направленные на устранение выявленных пробелов и иных дефектов законодательного регулирования, влекущих возможность неконституционного правоприменения.

3.1. В решении от 28 декабря 2017 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь» Конституционный Суд отметил, что согласно части пятой статьи 116 Конституции нормативные правовые акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу в порядке, определяемом законом.

Частью шестой статьи 85 Закона «О конституционном судопроизводстве» установлено, что нормативные правовые акты, признанные согласно заключениям Конституционного Суда не соответствующими Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам Президента Республики Беларусь, не могут применяться судами, другими государственными органами, иными организациями, должностными лицами. Если иное не установлено Конституционным Судом, основанные на таких актах решения судов должны быть в установленном порядке пересмотрены, а принятые (изданные) другими государственными органами, иными организациями, должностными лицами правовые акты – прекратить свое действие.

Конституционный Суд указал, что данные нормы предполагают наличие соответствующего законодательного регулирования, обеспечивающего пересмотр судебных решений в связи с новым основанием – признанием Конституционным Судом не соответствующими Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам Президента Республики Беларусь нормативных правовых актов, примененных в конкретном деле. Однако в нормах проверяемого Закона, которыми определяется производство по пересмотру судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам (глава 34 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь), указанное обстоятельство не включено в перечень оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам, что свидетельствует о пробеле конституционно-правового регулирования общественных отношений в данной сфере.

Основываясь на нормах Конституции, согласно которым государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства, а государство обязано принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (часть вторая статьи 7 и часть первая статьи 59), Конституционный Суд пришел к выводу, что законодателю при дальнейшем совершенствовании гражданского процессуального законодательства необходимо устранить пробел конституционно-правового регулирования пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по новым обстоятельствам путем отнесения к ним в том числе признания Конституционным Судом не соответствующими Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам Президента Республики Беларусь нормативных правовых актов, послуживших основаниями для вынесения судебных решений.

3.2. При проверке конституционности Закона Республики Беларусь «О внесении изменений в некоторые законы Республики Беларусь» Конституционный Суд в решении от 8 июня 2017 г. исходил из необходимости обеспечения справедливого баланса публично-правовых и частноправовых интересов, а также прав и законных интересов участников правоотношений при определении законодателем условий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина.

В связи с указанным Конституционным Судом обращено внимание на нормы статей 139 и 141 Закона Республики Беларусь «О таможенном регулировании в Республике Беларусь», определяющие условия как возврата задержанных таможенными органами при проведении таможенного контроля товаров, не являющихся предметами административных правонарушений или преступлений, так и распоряжения невостребованными товарами. При этом статья 141 данного Закона не содержит положения, обязывающего таможенный орган, задержавший товары, своевременно уведомлять лиц, указанных в статье 147 Таможенного кодекса Таможенного союза, о дате наступления события, позволяющего компетентному государственному органу распорядиться задержанными товарами, что свидетельствует о наличии в законодательстве пробела, имеющего конституционно-правовое значение, обусловленное необходимостью обеспечения реализации положений Конституции о гарантировании государством каждому права собственности; защите государством собственности, приобретенной законным путем; обязанности государства принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (части первая и третья статьи 44, часть первая статьи 59).

В целях обеспечения баланса между общегосударственными интересами и правами собственников на задержанные таможенными органами товары Конституционный Суд признал необходимым при дальнейшем совершенствовании правового регулирования сферы таможенных отношений установить в законодательстве обязанность таможенных органов своевременно уведомлять собственников и иных лиц, имеющих право на получение задержанных товаров, о дате наступления события, позволяющего компетентным государственным органам в определенном законодательством порядке распорядиться такими товарами.

3.3. В решении от 7 июля 2017 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь» Конституционным Судом обращено внимание законодателя на то, что соблюдение конституционного принципа верховенства права предполагает в том числе обеспечение комплексности законодательного регулирования. Между тем, закрепляя в части 2 статьи 132 Уголовно-процессуального кодекса возможность наложения ареста на имущество, находящееся в собственности других лиц, для проверки его фактической принадлежности, источников происхождения и законности отчуждения, если есть достаточные основания полагать, что это имущество было отчуждено подозреваемым, обвиняемым в том числе в целях финансирования террористической деятельности, терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступной организации, распространения или финансирования распространения оружия массового поражения, законодатель не предусмотрел в уголовном законе правовых оснований возможной конфискации такого имущества.

Выявленные в отдельных законах пробелы и правовая неопределенность не носят системного характера. Вместе с тем Конституционный Суд обращал внимание законодателя, что при дальнейшем совершенствовании законодательного регулирования общественных отношений в соответствии с конституционными положениями необходимо обеспечивать полноту и непротиворечивость правового регулирования, ясность и однозначность правовых норм, соблюдение принципов правовой определенности, предсказуемости и правовой безопасности в законотворческом процессе.

4. В ряде решений Конституционный Суд, отмечая реализацию в проверенных законах конституционных положений, указывал на необходимость повышения качества и эффективности нормотворчества, совершенствования правовых механизмов регулирования общественных отношений для достижения конституционных целей и развития конституционных ценностей.

4.1. В решении от 28 декабря 2017 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь» Конституционным Судом указано, что согласно нормам проверяемого Закона решения и определения Верховного Суда Республики Беларусь обжалованию (опротестованию) в апелляционном порядке не подлежат (часть четвертая статьи 399 и часть вторая статьи 400 Гражданского процессуального кодекса).

По мнению Конституционного Суда, устанавливаемое Законом регулирование в данной части не противоречит положениям Конституции, однако наряду с этим не позволяет использовать в отношении судебных постановлений Верховного Суда определяемые сущностью апелляционного производства процессуальные возможности проверки их законности и обоснованности, сужает процессуальные гарантии осуществления эффективного контроля обоснованности сделанных выводов по сравнению с рассмотрением гражданских дел другими судами общей юрисдикции.

Конституционный Суд указал, что законодателю при дальнейшем совершенствовании норм гражданского процессуального закона, регулирующих производство дел в апелляционном порядке, в целях соблюдения конституционных принципов верховенства права и законности, реального гарантирования конституционного права каждого на судебную защиту, обеспечения законности и обоснованности судебных постановлений необходимо предусмотреть возможность обжалования (опротестования) в апелляционном порядке постановлений по гражданским делам, рассмотренным Верховным Судом по первой инстанции.

4.2. По результатам проверки конституционности Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О Национальной академии наук Беларуси» Конституционный Суд обратил внимание законодателя на то, что в целях обеспечения упорядоченного и стабильного развития отношений по исследованию и использованию космического пространства, включая эффективное применение передовых достижений космической науки и техники, развитие соответствующих отраслей экономики Республики Беларусь, требуется системное законодательное регулирование отношений в области космической деятельности (решение от 6 декабря 2017 г.).

4.3. Проверяя конституционность Закона Республики Беларусь «О признании утратившими силу законодательных актов и их отдельных положений», Конституционный Суд в решении от 4 ноября 2017 г. отметил, что признание нормативных правовых актов (их отдельных положений) утратившими силу соответствует целям систематизации законодательства, способствует достижению согласованности и упорядочения правовых норм, устранению их множественности, обеспечению системного правового регулирования общественных отношений, а также отвечает требованиям законодательства в сфере нормотворчества.

Конституционный Суд пришел к выводу, что проверяемый Закон, которым ряд законодательных актов и их отдельные правовые нормы признаются утратившими силу, направлен на реализацию конституционного принципа верховенства права. Системное, комплексное законодательное регулирование обеспечивает более полную реализацию норм Конституции, гарантирующих соответствующие права, законные интересы физических и юридических лиц и регулирующих деятельность государственных органов.

При этом в решении обращено внимание законодателя на то, что действие в течение значительного периода времени неприменяемых в связи с фактической утратой своего значения норм законодательства, не согласующихся между собой, может привести к неконституционному правоприменению.

4.4. В некоторых законах, наряду с установлением соответствующего законодательного регулирования, законодателем предусматривалась необходимость принятия подзаконных нормативных правовых актов с целью обеспечения полноты правового регулирования отдельных сфер общественных отношений.

При выявлении конституционно-правового содержания и оценке конституционности норм таких законов Конституционный Суд, исходя из важности соответствующих общественных отношений и их конституционно-правового характера, указывал на необходимость обеспечения верховенства Конституции, реализации конституционных прав и свобод граждан, создания действенных механизмов претворения в жизнь других конституционных ценностей не только в законах, но и при принятии подзаконных нормативных правовых актов.

Так, в решении Конституционного Суда от 8 июня 2017 г. отмечено, что в соответствии с нормами Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О социальном обслуживании» местным исполнительным и распорядительным органам предоставляется возможность принимать решение об оказании других социальных услуг с определением категорий граждан, имеющих право на их получение, а также определять иные категории граждан, имеющих право на получение предусмотренных законом социальных услуг. При этом местные органы власти уполномочиваются предусматривать порядок и условия оказания установленных ими социальных услуг. Закрепляется также положение о том, что иные организации и индивидуальные предприниматели, оказывающие социальные услуги, самостоятельно определяют, помимо видов оказываемых ими социальных услуг, также категории граждан, имеющих право на их получение.

Данные нормы, направленные на усиление доступности социальных услуг для населения с учетом особенностей его состава на конкретной территории, расширение категорий граждан, получающих социальные услуги, и видов предоставляемых социальных услуг, по мнению Конституционного Суда, основываются на положениях статьи 120 Конституции, а также отвечают целям реализации конституционных положений о праве каждого на достойный уровень жизни, праве граждан на социальное обеспечение.

Вместе с тем Конституционным Судом обращено внимание на то, что местным исполнительным и распорядительным органам при установлении порядка и условий оказания социальных услуг и при определении дополнительных категорий граждан, имеющих право на их получение, иным организациям и индивидуальным предпринимателям, оказывающим социальные услуги, при определении видов оказываемых ими социальных услуг и категорий граждан, имеющих право на их получение, следует исходить из необходимости обеспечения для граждан, попавших в трудную жизненную ситуацию, равного доступа к социальным услугам; при этом должна быть обеспечена экономическая доступность социальных услуг в случае их оказания на возмездной основе субъектами как государственной, так и частной форм собственности.

4.5. При проверке конституционности Закона «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» Конституционным Судом обращено внимание на положения статьи 19, согласно которым в случае выявления факта злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением, установленного решением антимонопольного органа, в целях предупреждения создания дискриминационных условий Совет Министров Республики Беларусь вправе установить правила недискриминационного доступа к товарам, изготавливаемым (производимым) и (или) реализуемым хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение и не являющимся субъектом естественной монополии, доля которого на соответствующем товарном рынке составляет более 70 процентов; антимонопольный орган вправе наряду с иными мерами выносить хозяйствующему субъекту, занимающему доминирующее положение, обязательное для исполнения предписание об утверждении и опубликовании правил торговой практики, направленных на обеспечение недискриминационного доступа к товарам, на рынке которых этот хозяйствующий субъект занимает доминирующее положение; требования к содержанию правил торговой практики и порядку их опубликования устанавливаются антимонопольным органом.

Конституционный Суд пришел к выводу, что такое законодательное регулирование основывается на положениях статьи 107 Конституции, закрепляющих полномочия Правительства по обеспечению проведения единой экономической, финансовой, кредитной и денежной политики, государственной политики в области науки, культуры, образования, здравоохранения, экологии, социального обеспечения и оплаты труда; по принятию мер по обеспечению прав и свобод граждан, защите интересов государства, национальной безопасности и обороноспособности, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью; по осуществлению иных полномочий, возложенных на него Конституцией, законами и актами Президента (абзацы пятый, шестой и десятый).

В то же время из анализа содержания статьи 19 Закона «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» усматривается, что в ней отсутствуют нормы, закрепляющие перечень вопросов, подлежащих включению в правила недискриминационного доступа к товарам при их принятии Советом Министров, а также круг требований к содержанию правил торговой практики, право на установление которых предоставляется антимонопольному органу.

Конституционный Суд указал, что уполномоченные органы в рамках реализации предоставленных им дискреционных полномочий по принятию соответствующих правил не должны ограничивать права лиц, закрепленные законом, а также регламентировать вопросы деятельности хозяйствующих субъектов, не связанные с обеспечением равных условий доступа потребителей к товарам, посягать на само существо экономической свободы. В связи с этим Совету Министров и антимонопольному органу при реализации предоставленного им права на установление названных в Законе «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» правил следует основываться на нормах данного Закона и иных законодательных актов, регулирующих отношения в указанной сфере, и исходить из конституционных ценностей и принципов, в том числе положения части первой статьи 23 Конституции, допускающего возможность ограничения прав и свобод личности только в случаях, предусмотренных законом и в конституционно значимых интересах (решение от 28 декабря 2017 г.).

4.6. При проверке конституционности Закона, предусматривающего внесение изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О социальном обслуживании», Конституционный Суд в решении от 8 июня 2017 г. отметил, что законодателем определяются условия и порядок оказания социальных услуг. В частности, предусматриваются основания для отказа в оказании социальных услуг, а также случаи прекращения оказания социальных услуг.

Наряду с этим Конституционный Суд, анализируя норму, согласно которой иные условия и порядок оказания указанных социальных услуг устанавливаются Советом Министров или уполномоченным им государственным органом, подчеркнул, что данная норма основывается на положениях статьи 107 Конституции. Вместе с тем в процессе реализации возлагаемых проверяемым Законом на Совет Министров полномочий необходимо определять правовое регулирование условий и порядка оказания социальных услуг таким образом, чтобы не затрагивались права физических лиц, подлежащие установлению, корректировке, отмене только на уровне закона, и соблюдалось положение статьи 47 Конституции о праве граждан Республики Беларусь на социальное обеспечение, а также требование части первой статьи 23 Конституции о возможности ограничения прав и свобод личности только в случаях, предусмотренных законом, и в конституционно значимых интересах.

Таким образом, Конституционный Суд ориентировал законодателя и иные нормотворческие органы на дальнейшее развитие фундаментальных конституционных положений, определял вектор законодательного регулирования в целях обеспечения стабильности конституционно-правового развития государства и общества, неукоснительного следования конституционной модели организации общественных отношений.

5. В целях недопущения неконституционной правоприменительной практики Конституционный Суд в правовых позициях, адресованных правоприменителям, выявляя конституционно-правовой смысл правовых норм, определял конституционно-правовой режим их применения.

5.1. В решении от 6 декабря 2017 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы» Конституционным Судом указано, что в соответствии с положениями проверяемого Закона не признается нарушением исключительного права патентообладателя использование изобретения, полезной модели, промышленного образца при чрезвычайных обстоятельствах (стихийные бедствия, катастрофы, аварии, эпидемии, эпизоотии и т.п.) с уведомлением патентообладателя о таком использовании в кратчайший срок и выплатой ему соразмерной компенсации.

В качестве оснований для использования изобретения без согласия патентообладателя определяются чрезвычайные обстоятельства, к которым законодатель относит стихийные бедствия, катастрофы, аварии, эпидемии, эпизоотии. При этом в Законе предусматривается открытый перечень чрезвычайных обстоятельств.

По мнению Конституционного Суда, отсутствие в указанном Законе перечня критериев, дающих возможность квалифицировать обстоятельства техногенного, природного либо социального генезиса как чрезвычайные, не позволяет точно определить иные обстоятельства, подлежащие отнесению к чрезвычайным по смыслу проверяемого Закона.

С учетом изложенного Конституционный Суд отметил, что в целях должного обеспечения прав как патентообладателя, так и иных физических и юридических лиц при применении нормы абзаца шестого статьи 10 Закона «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы» правоприменителю надлежит исходить из конституционно-правового смысла данной нормы, в связи с чем под иными обстоятельствами, подлежащими признанию в качестве чрезвычайных, наряду с установленными в указанном абзаце, следует понимать только те, которые сопряжены с угрозами таким закрепленным в статье 23 Конституции конституционно значимым интересам, как национальная безопасность, общественный порядок, защита нравственности, здоровья населения, прав и свобод граждан.

5.2. В решении от 6 декабря 2017 г. Конституционный Суд обратил внимание также на норму статьи 41 Закона «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы», излагаемой в новой редакции, определяющую, что наряду с использованием способов защиты исключительных прав, предусмотренных законодательством, патентообладатель или лицо, которому предоставлено право на использование изобретения, полезной модели, промышленного образца по лицензионному договору, предусматривающему предоставление исключительной лицензии, может по своему выбору требовать от лица, нарушившего исключительное право на изобретение, полезную модель, промышленный образец, вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от одной до пятидесяти тысяч базовых величин, определяемом судом с учетом характера нарушения.

По мнению Конституционного Суда, закрепляя норму о возможности требовать от лица, нарушившего исключительное право на изобретение, полезную модель, промышленный образец, выплаты компенсации и определяя ее минимальный и максимальный пределы, законодатель исходил из необходимости обеспечения эффективной защиты нарушенных прав патентообладателя наиболее приемлемым для него способом, а также учитывая сложность оценки причиненных патентообладателю убытков. Конституционный Суд обратил внимание, что в процессе правоприменения следует исходить из того, что размер компенсации имущественного вреда вследствие нарушения указанного исключительного права должен определяться с соблюдением принципов разумности и справедливости.

5.3. В решении от 7 июля 2017 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь» Конституционный Суд отметил, что для обеспечения конституционно-правового режима применения статей 1731–1733 Уголовно-процессуального кодекса, основанных на нормах Конституции об установлении принципа верховенства права как важнейшего признака, характеризующего правовое государство (часть первая статьи 1, части первая и вторая статьи 7), о гарантировании прав и свобод человека как высшей конституционной ценности (часть первая статьи 2, части первая и третья статьи 21, части первая и вторая статьи 59) и вытекающих из данных норм принципах законности, обеспечения защиты прав и свобод граждан в уголовном процессе (статьи 8 и 10 Уголовно-процессуального кодекса), от правоприменителей требуются неукоснительное соблюдение указанных конституционных положений и принципов уголовного процесса, их реальное воплощение на практике с целью обеспечения прав и обязанностей граждан, являющихся участниками уголовно-процессуальных отношений.

5.4. В названном решении от 7 июля 2017 г., констатировав соответствие статьи 1781 Уголовно-процессуального кодекса положениям статьи 22, части первой статьи 23, статьи 28, частей второй и третьей статьи 34 Конституции, Конституционный Суд указал, что при реализации гражданами закрепленного в уголовно-процессуальном законе права на получение информации о принятом решении по результатам проверки по заявлению или сообщению о преступлении, а равно при выполнении должностными лицами органа уголовного преследования обязанности ее предоставить должны соблюдаться установленные Уголовно-процессуальным кодексом пределы ограничения права граждан на получение такой информации, обусловленные необходимостью соблюдения прав, свобод и законных интересов других лиц, а также характером содержащейся в материалах проверки информации.

При проверке конституционности законов Конституционный Суд, исходя из конституционных принципов и ценностей, конституционно-доктринальных подходов к совершенствованию правовой системы, указывал вектор законодательного регулирования важнейших сфер общественной жизни.

Осуществление предварительного конституционного контроля позволяет упреждать возникновение конституционных конфликтов, оказывает стабилизирующее влияние на всех участников конституционных отношений, нацеливает законодателя и правоприменителей на неукоснительное соблюдение Конституции и конституционно-правового режима. 

II

Конституционный Суд в соответствии с частью четвертой статьи 116 Конституции по предложениям Президента Республики Беларусь, Палаты представителей, Совета Республики, Верховного Суда Республики Беларусь, Совета Министров Республики Беларусь дает заключения о конституционности нормативных актов в порядке последующего конституционного контроля.

Согласно части четвертой статьи 22 Кодекса о судоустройстве и статусе судей с инициативой о внесении в Конституционный Суд предложений о проверке конституционности нормативного правового акта, примененного в конкретных решении государственного органа или постановлении суда общей юрисдикции, в результате чего, по мнению гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, организации (за исключением государственных органов), нарушаются права, свободы и законные интересы гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, права и законные интересы организации, эти граждане и организации обращаются к Президенту Республики Беларусь, органам, наделенным правом внесения в Конституционный Суд таких предложений.

В 2017 году в Администрацию Президента Республики Беларусь, Палату представителей и Совет Республики Национального собрания, Совет Министров, Верховный Суд поступило 72 инициативных обращения, что свидетельствует о важности данной формы опосредованного доступа граждан и организаций к конституционному правосудию.

В обращениях содержались вопросы о несоответствии Конституции, по мнению заявителей, отдельных положений нормативных правовых актов, которые могли стать предметом их рассмотрения в Конституционном Суде, что указывает на недостаточность правовых механизмов для регулирования отдельных сфер общественной жизни.

Предложения, основанные на инициативных обращениях граждан и организаций, от уполномоченных органов в Конституционный Суд в прошедшем году не поступали.

Наряду с этим Конституционный Суд отмечает, что информирование Суда на систематической основе органами, обладающими правом внесения в Конституционный Суд предложений о проверке конституционности нормативных правовых актов, о результатах рассмотрения в рамках своей компетенции инициативных обращений граждан и организаций, свидетельствует о направленности деятельности уполномоченных органов на взаимодействие с Конституционным Судом с целью обеспечения конституционного права каждого на доступ к конституционному правосудию.

Для своевременного исключения из правовой системы неконституционных норм, формирования судебной практики, направленной на обеспечение защиты прав и законных интересов граждан и организаций, по мнению Конституционного Суда, от судов общей юрисдикции требуется применение положений статьи 112 Конституции о постановке в установленном порядке вопроса о проверке конституционности подлежащего применению при рассмотрении конкретного дела нормативного правового акта.

Исходя из смысла данной нормы Конституции, заключающегося в недопущении неконституционного правоприменения при осуществлении правосудия, Конституционный Суд считает, что в целях упреждения возможных негативных последствий неконституционности нормативного правового акта, подлежащего применению в конкретном деле, в случае сомнений в его конституционности суды общей юрисдикции должны быть правомочны до принятия решения обратиться в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности такого акта.

Принятие Конституционным Судом решения о конституционности нормативного правового акта до его применения судом общей юрисдикции позволит разрешить сомнения в конституционности такого акта, упредить возможные негативные последствия его применения, способствуя тем самым вынесению законных и обоснованных судебных решений в целях обеспечения надлежащей защиты прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Реальное обеспечение реализации права каждого на судебную защиту, включая опосредованный доступ к конституционному правосудию, является необходимым условием повышения уровня гарантированности конституционных прав и свобод граждан, прав и законных интересов организаций.

III 

Обязательным условием утверждения современного конституционализма является конституционализация права, что обусловливает необходимость эффективного правового регулирования общественных отношений, устранения в действующем законодательстве пробелов, исключения коллизий и правовой неопределенности в целях обеспечения и защиты конституционных прав и свобод каждого.

В 2017 году в Конституционный Суд от граждан и организаций поступили 602 обращения, в которых содержались вопросы правового характера, в том числе о проверке конституционности нормативных правовых актов, устранении в них пробелов и исключении правовой неопределенности, толковании (разъяснении) нормативных правовых актов, реализации решений Конституционного Суда.

Осуществляя закрепленные в абзаце восьмом части третьей статьи 22 Кодекса о судоустройстве и статусе судей полномочия принимать решения об устранении в нормативных правовых актах пробелов, исключении в них коллизий и правовой неопределенности, Конституционный Суд исходил из верховенства Конституции, необходимости обеспечения верховенства права, обязанности государства принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией.

1. В решении от 6 июня 2017 г. «О правовом регулировании специальной конфискации» Конституционный Суд сделал вывод о наличии в нормах Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов правовой неопределенности, выражающейся в неоднозначном и противоречивом правовом регулировании специальной конфискации нормами различной отраслевой принадлежности, а также в отсутствии четкого определения на законодательном уровне самого понятия специальной конфискации.

Наряду с этим Конституционный Суд указал на наличие в данных кодексах правового пробела, обусловленного необходимостью имплементации положений международно-правовых актов о конфискации не только имущества и доходов, полученных в результате совершения конвенционных преступлений (терроризм, организованная преступность, торговля людьми, незаконный оборот наркотиков и др.), но и законно приобретенного имущества, используемого для финансирования этих видов преступной деятельности, а также пробела правового регулирования, касающегося реализации требований международно-правовых актов, участницей которых является Республика Беларусь, в части обеспечения прав и законных интересов добросовестных приобретателей имущества, в отношении которого принято решение о специальной конфискации в связи с признанием его добытым преступным путем.

Конституционным Судом также отмечено, что содержание норм статей 370 и 408 Уголовно-процессуального кодекса, регулирующих апелляционный порядок обжалования приговора, а также обжалование приговора в порядке надзора, не предусматривающих надлежащий правовой механизм порядка обжалования приговоров лицами, не являющимися участниками уголовного процесса, имущество которых подлежит специальной конфискации в связи с признанием его добытым преступным путем, в части, затрагивающей их права и законные интересы, свидетельствует о наличии в законодательстве пробела конституционно-правового характера.

В целях обеспечения конституционного принципа верховенства права, защиты государством собственности, приобретенной законным способом, реализации конституционного права каждого на судебную защиту Конституционный Суд признал необходимым исключить правовую неопределенность и устранить имеющиеся пробелы правового регулирования путем внесения законодателем соответствующих изменений и дополнений в нормы Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов.

2. В решении Конституционного Суда от 21 июня 2017 г. «Об обеспечении права на беспрепятственную и своевременную юридическую помощь в уголовном процессе» отмечено, что при формулировании статей 44 и 48 Уголовно-процессуального кодекса законодатель употребил слова «допускаться», «допуск» применительно к начальному моменту оказания адвокатом помощи гражданину по материалам и уголовному делу.

По мнению Конституционного Суда, при буквальном истолковании положений части 4 статьи 44, пункта 5 части 1 статьи 48 Уголовно-процессуального кодекса правоприменитель может прийти к выводу, что оказание юридической помощи адвокатом возможно только после получения соответствующего письменного или устного разрешения о допуске адвоката к материалам или уголовному делу, то есть о разрешительном характере оказания гражданину юридической помощи адвокатом.

Определение процессуальных условий оказания юридической помощи со стороны адвокатов через разрешительный механизм их допуска к материалам и уголовным делам не позволяет гражданину в полной мере реализовать свое право на получение от адвоката юридической помощи в любой момент, а также создает препятствия адвокату в надлежащем и оперативном исполнении своих профессиональных функций, связанных с оказанием квалифицированной юридической помощи, как это установлено Конституцией, Законом «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь», общими положениями уголовно-процессуального законодательства Республики Беларусь и нормами международного права.

Такое изложение норм уголовно-процессуального закона свидетельствует о правовой неопределенности положений части 4 статьи 44 и пункта 5 части 1 статьи 48 Уголовно-процессуального кодекса, предусматривающих допуск защитника к участию в производстве по материалам и уголовному делу, поскольку реализация этих норм не исключает осуществления органом уголовного преследования произвольных действий, которые могут ограничивать получение беспрепятственной и своевременной юридической помощи в уголовном процессе.

Конституционный Суд указал на то, что правовая регламентация, при которой возможность пользоваться помощью адвоката зависит от усмотрения иных лиц, не обеспечивает полноты реализации конституционного положения о праве каждого на получение юридической помощи (статья 62 Конституции), не позволяет заинтересованным лицам надлежащим образом защищать свои права и свободы, не способствует своевременности и эффективности восстановления нарушенных прав, в связи с чем в Уголовно-процессуальном кодексе должен быть закреплен механизм беспрепятственного и своевременного вступления адвоката (при соблюдении условий, предусмотренных частью 4 статьи 44, пунктами 1–6 части 1 статьи 87 указанного Кодекса, и наличии у него удостоверения адвоката и ордера на право участия в производстве по уголовному делу) в уголовный процесс на любой его стадии, исключающий усмотрение органов уголовного преследования.

Основываясь на положениях частей первой и второй статьи 7, частей первой и второй статьи 59 Конституции, Конституционный Суд признал необходимым устранить неопределенность правового регулирования реализации конституционного права каждого на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе права пользоваться в любой момент помощью адвокатов, в части беспрепятственного и своевременного вступления адвоката в уголовный процесс на любой его стадии путем внесения законодателем соответствующих изменений и (или) дополнений в нормы Уголовно-процессуального кодекса.

3. В решении от 11 июля 2017 г. «О гарантии реализации права на защиту некоторых категорий физических лиц в административном процессе» Конституционный Суд, исходя из положений части первой статьи 2, частей первой и второй статьи 7, частей первой и третьей статьи 21, частей первой и второй статьи 59 Конституции, пришел к выводу, что установленное Процессуально-исполнительным кодексом Республики Беларусь об административных правонарушениях правовое регулирование не гарантирует реализацию права на защиту физических лиц в связи с отсутствием в данном Кодексе положений об обязательном участии защитника в производстве по делу об административном правонарушении в случае, если лицо, привлекаемое к административной ответственности, в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять право на защиту, что не позволяет такому физическому лицу надлежащим образом защитить свои права и законные интересы, не способствует своевременности и эффективности восстановления нарушенных прав, в связи с чем признал необходимым устранить пробел в законодательном регулировании, имеющий конституционно-правовое значение, путем внесения соответствующих изменений и (или) дополнений в указанный Кодекс.

Таким образом, осуществляя полномочия принимать решения об устранении в нормативных правовых актах пробелов, исключении в них коллизий и правовой неопределенности, Конституционный Суд в целях реализации конституционных принципов верховенства права и равенства всех перед законом, гарантирования конституционных прав и свобод каждого, обеспечения однозначного понимания и единообразного применения правовых норм в адресованных законодателю правовых позициях признавал необходимым устранение в нормативных правовых актах дефектов правового регулирования, в том числе выявленных правоприменительной практикой.

Конституционный Суд ориентировал законодателя и иные нормотворческие органы на недопущение ослабления конституционных гарантий прав и свобод человека по причине наличия в нормативных правовых актах пробелов и других дефектов правового регулирования.

IV 

Одним из важнейших показателей конституционализма является своевременное исполнение заключений и решений Конституционного Суда. Конституционный Суд отмечает, что государственные органы надлежащим образом исполняют заключения и решения Конституционного Суда, а также учитывают в своей деятельности содержащиеся в них правовые позиции.

1. В 2017 году исполнено Заключение Конституционного Суда от 12 июня 2014 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь пункта 7 части 1 статьи 29 и пункта 1 части 1 статьи 303 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь», принятое в соответствии с частями первой и четвертой статьи 116 Конституции на основании предложения Палаты представителей Национального собрания.

Указанным Заключением Конституционного Суда положения пункта 7 части 1 статьи 29, части 1 статьи 250, части 1 статьи 279 и пункта 1 части 1 статьи 303 Уголовно-процессуального кодекса, определяющие, что уголовное дело в отношении умершего не может быть возбуждено, а по возбужденному делу подлежат прекращению предварительное расследование и производство по уголовному делу при назначении судьей судебного заседания, а также в судебном заседании, кроме случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего, были признаны не соответствующими части первой статьи 25, статьям 26, 28 и 60 Конституции в той мере, в какой эти законодательные положения позволяют органу, ведущему уголовный процесс, в случае смерти подозреваемого или обвиняемого отказать в возбуждении уголовного дела, а по возбужденному делу прекратить производство без согласия его близких родственников.

Заключение исполнено путем принятия Закона Республики Беларусь от 18 июля 2017 года «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь», нормами которого уточнен порядок производства по материалам и уголовному делу в случае смерти подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве обвиняемого; определен правовой статус представителей умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, в качестве участников уголовного процесса путем закрепления в Уголовно-процессуальном кодексе соответствующего понятия и регламентации прав и обязанностей указанных участников процесса; установлены особенности производства по материалам и уголовному делу в случае смерти подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, в том числе при производстве предварительного расследования, рассмотрении прокурором материалов уголовного дела в отношении умершего обвиняемого, осуществлении судебного разбирательства в отношении такого лица.

2. Исполнены решения Конституционного Суда об устранении в нормативных правовых актах пробелов, исключении в них коллизий и правовой неопределенности, принятые на основании абзаца восьмого части третьей статьи 22 Кодекса о судоустройстве и статусе судей.

2.1. В решении от 2 июля 2015 г. «О праве граждан, выступающих свидетелями в уголовном процессе, на юридическую помощь» Конституционный Суд указал, что закрепленное в части первой статьи 62 Конституции право каждого на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвокатов, является одним из важнейших принципов демократического правового государства, подтверждает приверженность Республики Беларусь общепризнанным принципам международного права в области отправления правосудия, касающимся лиц, обвиняемых в уголовном преступлении (пункт 2 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года), а также корреспондирует международным рекомендательным актам, согласно которым сфера действия права на квалифицированную юридическую помощь распространяется и на иных участников уголовного процесса, в том числе свидетелей.

Отсутствие в Уголовно-процессуальном кодексе нормы, закрепляющей обязанность органа, ведущего уголовный процесс, допустить адвоката к участию в уголовном процессе в качестве представителя свидетеля, на практике не позволяет в должной мере реализовать гарантированное Конституцией право на юридическую помощь, в том числе при проведении следственных и иных процессуальных действий с участием свидетеля, что указывает на наличие в уголовно-процессуальном законе пробела, имеющего конституционно-правовое значение.

В целях обеспечения принципа верховенства права, реализации конституционного права каждого на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, включая право пользоваться в любой момент помощью адвокатов, Конституционный Суд признал необходимым устранение законодателем в Уголовно-процессуальном кодексе пробела в правовом регулировании реализации права граждан, выступающих свидетелями в уголовном процессе, на квалифицированную юридическую помощь.

Решение Конституционного Суда исполнено принятием Закона Республики Беларусь от 8 января 2018 года «О внесении дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь», предусматривающего дополнение уголовно-процессуального закона нормами, которые устанавливают право свидетеля приглашать адвоката для получения юридической помощи при производстве процессуальных действий с его участием и определяют права и обязанности адвоката свидетеля при производстве по уголовному делу (часть 3 статьи 60, части 1 и 3 статьи 601 Уголовно-процессуального кодекса).

2.2. В решении от 25 мая 2016 г. «О правовом регулировании приостановления деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» Конституционный Суд отметил, что для повышения уровня защиты прав и свобод граждан в сфере правоотношений, связанных с административной ответственностью, законодательные механизмы в этой сфере должны соответствовать вытекающей из статей 21, 22, 23 и 60 Конституции обязанности государства в полной мере обеспечивать осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной и эффективной. В целях соблюдения конституционных принципов верховенства права и законности, равенства всех перед законом Конституционный Суд признал необходимым устранить правовую неопределенность в конституционно-правовом регулировании приостановления деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Правовая позиция, сформулированная Конституционным Судом в указанном решении, реализована в нормах Указа Президента Республики Беларусь от 16 октября 2017 г. № 376 «О мерах по совершенствованию контрольной (надзорной) деятельности», которыми исключена возможность вынесения контролирующим (надзорным) органом требования (предписания) о приостановлении (запрете) деятельности субъекта хозяйствования. Наряду с этим контролирующие (надзорные) органы наделены правом вынесения (направления) предложения о приостановлении (запрете) деятельности субъекта хозяйствования, которое носит рекомендательный характер, а также введен исключительно судебный порядок принятия обязательного для исполнения решения о приостановлении (запрете) деятельности: такое решение может приниматься судом в отношении субъекта хозяйствования, не принявшего предложения контролирующего (надзорного) органа о приостановлении (запрете) деятельности, по заявлению последнего.

3. Законодателем реализован ряд правовых позиций, сформулированных Конституционным Судом при проверке конституционности законов в порядке осуществления обязательного предварительного контроля в соответствии с абзацем вторым части третьей статьи 22 Кодекса о судоустройстве и статусе судей.

3.1. В решении Конституционного Суда от 24 июня 2011 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам правового положения иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь» обращено внимание законодателя на правовую неопределенность положений статьи 7 Закона Республики Беларусь «Об основах государственного социального страхования» с учетом внесенных в нее изменений, которая выражалась в неоднозначности понимания термина «граждане». Конституционный Суд указал, что такая неопределенность может повлечь противоречивую правоприменительную практику, связанную с произвольным распространением либо нераспространением положений этой статьи на иностранных граждан и лиц без гражданства.

Данная правовая позиция реализована в Законе Республики Беларусь от 9 января 2017 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь», в соответствии с которым в Законе «Об основах государственного социального страхования» определено, что если не установлено иное, то под термином «граждане» в этом Законе понимаются граждане Республики Беларусь, иностранные граждане и лица без гражданства.

3.2. В решении от 23 декабря 2011 г. Конституционным Судом обращено внимание на правовую неопределенность норм Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» в части регламентации прекращения адвокатской деятельности. В данном Законе установлено, что для начала осуществления адвокатской деятельности необходимы обязательные условия: получение соответствующей лицензии и вступление в члены территориальной коллегии адвокатов (статья 11), тогда как прекращение адвокатской деятельности возможно только на основании решения Министерства юстиции Республики Беларусь о прекращении или аннулировании действия лицензии (статья 13).

Указанный дефект правового регулирования устранен в результате принятия Закона Республики Беларусь от 11 июля 2017 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь», в соответствии с которым пункт 1 статьи 13 Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» дополнен положением, предусматривающим прекращение адвокатской деятельности также в связи с исключением из территориальной коллегии адвокатов.

3.3. В решении от 27 декабря 2016 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь» Конституционный Суд, отметив объективный характер необходимости корректировки законодательного регулирования пенсионного обеспечения в части увеличения стажа работы с уплатой обязательных страховых взносов в бюджет государственного внебюджетного фонда социальной защиты населения Республики Беларусь (далее – фонд), признал, что при дальнейшем совершенствовании законодательного регулирования в области пенсионного обеспечения законодателю следует скорректировать правовой механизм защиты права отдельных категорий граждан, выполнявших(ющих) социально значимые для общества и государства деятельность или функции, на получение трудовой пенсии путем зачета определенных периодов такой деятельности или функции в стаж работы с уплатой обязательных страховых взносов в бюджет фонда либо установить иной порядок учета таких факторов при реализации ими права на пенсионное обеспечение. Это касается прежде всего лиц, у которых весомую часть составляют периоды деятельности, включаемые в соответствии с частью второй статьи 51 Закона «О пенсионном обеспечении» в стаж работы наряду с трудовой и иной деятельностью, но не включаемые в стаж работы с уплатой обязательных страховых взносов в бюджет фонда (периоды военной службы, отпуска по уходу за детьми до достижения ими возраста трех лет и др.).

Правовая позиция Конституционного Суда учтена в Законе Республики Беларусь от 8 января 2018 года «О внесении дополнений и изменения в Закон Республики Беларусь «О пенсионном обеспечении», согласно которому правом на трудовую пенсию по возрасту со снижением срока уплаты обязательных страховых взносов наделяются лица, достигшие общеустановленного пенсионного возраста, не имеющие требуемого в соответствии с абзацем вторым части первой статьи 5 Закона «О пенсионном обеспечении» стажа работы с уплатой обязательных страховых взносов в бюджет фонда: мужчины – при стаже работы не менее 40 лет; женщины – при стаже работы не менее 35 лет; лица, проходившие военную службу (службу в военизированных организациях), – мужчины при стаже работы не менее 25 лет и женщины при стаже работы не менее 20 лет, включая не менее 10 календарных лет военной службы (службы в военизированных организациях), и отсутствии права на пенсию в соответствии с Законом Республики Беларусь «О пенсионном обеспечении военнослужащих, лиц начальствующего и рядового состава органов внутренних дел, Следственного комитета Республики Беларусь, Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь, органов и подразделений по чрезвычайным ситуациям и органов финансовых расследований» (статья 221 Закона «О пенсионном обеспечении»).

Конституционный Суд полагает, что своевременное и полное исполнение его решений способствует утверждению конституционной законности, поддержанию высокого уровня доверия граждан к правосудию и деятельности органов государственной власти, свидетельствует о реализации конституционных гарантий защиты прав, свобод и законных интересов каждого, что представляет собой реальное проявление конституционализма как неотъемлемой части правосознания личности и правовой культуры общества в целом.

1. Конституционный Суд осуществлял функцию контроля за конституционностью нормативных правовых актов в государстве в целях утверждения современного конституционализма, обеспечения режима конституционной законности в нормотворчестве и правоприменении.

В 2017 году Конституционным Судом проверен 31 закон, принятый Палатой представителей и одобренный Советом Республики Национального собрания, до подписания Президентом Республики Беларусь. По результатам осуществления обязательного предварительного контроля проверенные законы в целом признаны соответствующими Конституции. При этом отмечено, что положения законов направлены на реализацию и развитие принципов и норм Конституции, выработку действенных правовых механизмов реализации и защиты прав и свобод граждан.

Вместе с тем выявлены некоторые дефекты конституционно-правового регулирования, выражающиеся в несоблюдении в полной мере принципов правовой определенности и пропорциональности, в связи с чем указано на необходимость устранения пробелов, исключения коллизий и правовой неопределенности при дальнейшем совершенствовании законодательного регулирования.

2. В современном конституционализме преломляются объективные, исторически обусловленные национальные, политические, социальные и культурные особенности развития, духовно-нравственные традиции народа. Система ценностей, составляющих обязательные элементы конституционализма, находит легитимное нормативное закрепление в Конституции и реализуется посредством правового регулирования общественных отношений.

Конституционализация права обеспечивается законодательством, основанным на верховенстве Конституции как определяющем факторе гармоничного и устойчивого развития общества и государства.

Конституционный Суд полагает, что при осуществлении правового регулирования общественных отношений от нормотворческих органов требуются последовательная и системная реализация и развитие конституционных принципов и ценностей в целях легитимности и социальной приемлемости нормативных правовых актов.

Для объективной оценки уровня реализации и развития конституционных принципов и ценностей в законодательстве и правоприменении необходимы формирование и внедрение эффективной системы всеобъемлющего конституционного мониторинга.

3. Необходимым условием повышения качества принимаемых законов и эффективности содержащихся в них норм является активизация роли науки в законотворчестве.

Ускорение и интенсификация всех процессов в условиях современного информационного общества и формирования цифровой экономики требуют от законодателя оперативного реагирования на потребности общественного развития с учетом предварительной оценки последствий принятия нормативных правовых актов и анализа прогнозируемых результатов их действия.

Для обеспечения конституционно-правовой безопасности, предсказуемости законодательного регулирования необходимо действенное научное нормотворческое прогнозирование.

В этих целях требуется подготовка научно обоснованных концептуальных методологических основ долгосрочного прогнозирования эффективности законодательства и его способности обеспечивать поступательное и целенаправленное решение экономических, социальных и иных актуальных проблем общественного развития.

4. Для устойчивого социально-экономического развития в условиях глобализации и динамизма интеграционных процессов необходимы современные подходы к формированию законодательного регулирования в сфере экономики.

При этом требуются обеспечение правовой определенности, стабильности и предсказуемости законодательства в сфере гражданского оборота, осуществления предпринимательской деятельности, создание необходимых условий для эффективной защиты права собственности и иных имущественных прав на основе конституционных ценностей, достижения баланса интересов личности, общества и государства.

Конституционный Суд обращает внимание законодателя на необходимость развития в национальной правовой системе корпоративного права и других институтов международного частного права, которые создадут современную основу регулирования предпринимательской, инвестиционной и инновационной деятельности в Республике Беларусь.

5. В современных условиях разновекторного и многослойного правового регулирования, сложного взаимодействия международного, наднационального и национального права усилия законодателя должны быть направлены на своевременное и эффективное опосредование национальным правом интеграционных процессов. Для обеспечения ясного соотношения различных правовых порядков и национального законодательства необходима выработка соответствующих правовых механизмов и процедур.

Активное участие национального парламента в нормотворческом процессе в рамках интеграционных образований исходя из принципов субсидиарности и пропорциональности должно являться действенным механизмом обеспечения легитимности решений интеграционных органов и баланса национальных и наднациональных интересов.

При этом Конституционный Суд обращает внимание, что при формировании наднационального права следует исходить из верховенства Конституции, фундаментальных конституционных основ белорусского государства, обусловливающих конституционную идентичность.

6. Социальный конституционализм базируется на конституционных целях и приоритетах в осуществлении социально-экономической политики государства, сущность которой определяют принципы социальной справедливости, социальной защищенности и социальной солидарности.

Из конституционного принципа социального государства вытекает обязанность государства обеспечивать рост благосостояния граждан, создавать условия для улучшения их жизни, удовлетворения материальных и духовных потребностей, содействовать развитию их экономической активности, преодолению иждивенческих настроений в социальной сфере.

При этом Конституционный Суд обращает внимание законодателя на необходимость соблюдения надлежащего баланса социально-экономических прав граждан и их ответственности за выполнение конституционных обязанностей, установления правовых механизмов, способных обеспечивать социальную защиту граждан исходя из социально-экономических факторов развития Республики Беларусь.

7. Качественное конституционно-правовое состояние общества и государства определяется уровнем конституционной культуры, которая находит проявление в принятии законов и иных нормативных правовых актов в строгом соответствии с Конституцией, соблюдении общепризнанных принципов и стандартов в области прав человека, обусловливает конституционализацию правосознания.

Конституционный Суд полагает необходимым последовательное и целенаправленное формирование конституционно ориентированного правосознания граждан, юристов, должностных лиц государства, в основе которого должно находиться глубоко осмысленное восприятие фундаментальных ценностей и принципов Конституции как Основного Закона страны, выражающего волю белорусского народа.

Развитие конституционализма на современном этапе направлено на повышение уровня конституционной демократии и роли гражданина как активного участника конституционных отношений, утверждение Республики Беларусь демократическим социальным правовым государством.

Настоящее Послание принято на заседании Конституционного Суда Республики Беларусь 23 января 2018 г.

 

Председательствующий – 
Председатель Конституционного Суда
Республики Беларусь                                                                                          П.П.Миклашевич

Версия для печати